25
Фев

Алексей Спирин: «Проблема, в первую очередь, в дискриминации, а не отметках на картах»

Самарская область давно входит в десятку регионов, наиболее пораженных ВИЧ-инфекцией. О том, как работать в такой трудной обстановке, что надо сделать, чтобы переломить ситуацию, мы сегодня беседуем с главврачом Самарского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Алексеем Спириным.

— К сожалению, ситуация с распространением ВИЧ-инфекции в Самарской области действительно напряженная. Но мы не сомневаемся в том, что можно ее переломить. Собственно, многие принципиально важные шаги в этом направлении уже сделаны. С 2012 по 2015 годы областная служба профилактики и борьбы со СПИД серьезно модернизирована как за счет федерального, так и за счет регионального уровней финансирования. Благодаря поддержке Правительства Самарской области, министерства здравоохранения области нам удалось создать многопрофильный лечебный центр, в котором пациенты могут получить всю необходимую помощь врача-инфекциониста и «узких» специалистов, пройти нужные лабораторные и инструментальные обследования. Спектр проводимых лабораторных исследований значительно расширился и соответствует стандартам высочайшего уровня.

Раньше было примерно так: человек, приезжал из отдаленного района области, полдня ждал приема врача в тесном полутемном коридоре. Не было и речи о том, чтобы предоставить нашим пациентам, к примеру, возможность провести ультразвуковое обследование или компьютерную томографию, эластометрию печени. Сегодня все это возможно в день обращения, естественно, при наличии показаний. То есть полностью обеспечено выполнения стандарта и соответствие порядку оказания медицинской помощи при ВИЧ-инфекции. Медицинская помощь, диспансерное наблюдение для наших пациентов стало доступнее в разы.

Изменились организационные подходы к работе. Активизировалась организационно-методическая работа – стало системным взаимодействие с территориями по обеспечению явки пациентов на осмотры в СПИД-центр, совместному анализу проблем. Осуществляются выезды мультидисциплинарных команд специалистов в районы области, особенно территориально отдаленные, с методической и консультативной целью.

— А изменились у вас подходы к профилактике?

— Конечно, мы не сможем победить ВИЧ-инфекцию без профилактики. К счастью, сейчас на эту деятельность выделяются средства.

В первую очередь мы совместно с некоммерческими общественными организациями стараемся информировать жителей области через СМИ: телевидение, радио, печатные издания. Кроме того, взаимодействуем с аудиторией посредством социальных сетей. После проведения недавней масштабной информационной кампании слышим отзывы вроде: «Про ВИЧ-инфекцию не слышно только из утюга!»

Важно, что в профилактическую работу начали включаться Федерация профсоюзов Самарской области и работодатели.

Разумеется, профилактическая деятельность повлекла за собой положительный результат. Увеличился охват диспансерным наблюдением выявленных ВИЧ-инфицированных до 78,6%, а доступных — до 96,2%. Реализация вертикального пути передачи вируса приближается к целевому уровню ВОЗ. Темп прироста первичной заболеваемости в регионе снижается. При этом тестирование на ВИЧ проходят все больше жителей Самарской области. В 2015 году протестировано 20% взрослого населения. Значительно возросло количество больных, получавших высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ): по итогам года это 47,1%, из них у 60% неопределяемая вирусная нагрузка. Однако для достижения рекомендуемого ВОЗ стандарта 90-90-90 еще очень много предстоит сделать. Надеюсь, столь представительный форум как Пятая конференция по вопросам ВИЧ/СПИД в Восточной Европе и Центральной Азии поможет в достижении этой цели.

— Как вы работаете с уязвимыми группами?

— Начнем с того, что граница «уязвимости» все больше расплывается. Кого считать группами риска? Ведь половой путь передачи ВИЧ-инфекции выдвигается на первый план. Значит, под угрозой все половозрелое население. В прошедшей информационной кампании мы пытались донести до людей мысль о том, что групп риска нет.

Уязвимые группы — это проблемная сфера многих регионов. Нет законодательной базы, четкой инструкции, по которой можно было бы построить работу. Многие специалисты, например, предлагают легализацию проституции и введение заместительной терапии для наркоманов. У этих идей есть свои положительные и отрицательные стороны. Тем не менее, четкая стратегия работы необходима.

В регионе с группами риска работают социально ориентированные некоммерческие организации «Самарский фонд социального развития «Время жить», Общественно-просветительский Фонд «Надежда» и другие. За счет средств грантов и совместных проектов проводится аутрич-работа, кейс-менеджмент, равное консультирование.

— Самара периодически упоминается в прессе как город, где в поликлиниках маркируют карты пациентов с ВИЧ. А как на самом деле – можно ставить пометки на обложках или нет? Может ли это привести к разглашению медицинской тайны и нежеланию пациентов обращаться за помощью?

— Ситуация с маркировкой карточек пациентов с ВИЧ-инфекцией вызвала большой резонанс. Хотя, конечно, в самой идее отметки на карте (которая предназначена сугубо для врачебного пользования) никакого криминала нет. Но как водится: хотели как лучше, а получилось, как всегда. Стигму и дискриминацию по отношению к ВИЧ-положительным наше общество (в том числе и медики) пока не преодолело. Ведь подобные громкие случаи происходят не только в Самарской области!

Приказ регионального министерства здравоохранения, санкционировавший метки на картах пациентов с ВИЧ, отменен. Однако 15 декабря 2014 года федеральным Минздравом был издан приказ №834н, который регламентирует порядок оформления вновь утвержденной медицинской документации. Согласно приказу на лицевую сторону карты должны выноситься все диагнозы, по поводу которых пациент состоит на диспансерном учете. Сами понимаете, что и ВИЧ-инфекция тоже может входить в список таких диагнозов. Как поступать в этих случаях врачам?

Вообще проблема, в первую очередь, в дискриминации, а не отметках на картах. Надо, чтобы изменения произошли не на бумаге, а в сознании людей.