|

23
Авг

Тема ВИЧ в современной культуре

На российском онлайн-ресурсе Спидцентр.Рф. вышла статья «ВИЧ плюс ТВ», посвященная теме ВИЧ в современной культуре.

Так, в статье дан обзор сериалов, выпущенных в период с 2009 года по актуальный момент, где поднимается тема ВИЧ, причем приведены как удачные, так и дискуссионные примеры.

Также, прямо в материале можно просмотреть видеосюжеты из американских шоу «Голос» и «Проект Подиум», участники которых в прямом эфире раскрывают свой ВИЧ-статус.

А тех, кому интереснее примеры из стран региона ВЕЦА, порадует выпуск шоу «Супермодель по-украински» о тематическом модном показе, где модели и ВИЧ-позитивные участники не просто вместе работают на подиуме, но разрушают мифы о ВИЧ, обмениваясь одеждой, откусывая от одного яблока, целуясь и совершая другие действия, при которых ВИЧ передаться не может.

Американские и европейские фильмы об эпидемии СПИДа 80-х и 90-х годов пропитаны безысходностью. Картины о том периоде продолжают выходить и сейчас, но за 30 лет терапия шагнула вперёд. Сейчас ВИЧ – только часть жизни, и стигматизация зачастую мешает людям больше, чем побочные эффекты лекарств.

Конечно, о ВИЧ до сих пор нужно говорить с телеэкранов. Исследователи всерьёз изучают «Эффект Чарли Шина»: когда знаменитый актёр рассказал о диагнозе, запросы о вирусе иммунодефицита поднялись на первые строчки интернет-поисковиков, а продажи экспресс-тестов на ВИЧ увеличились на 95%. Остаётся лишь вопрос, как правильно говорить о ВИЧ – без дискриминации и эксплуатации темы болезни. И как это происходит сейчас?

Реалити-шоу

«Проект Подиум» (Project Runway), сезон 8, 2010 год

Американское реалити-шоу, в котором соревнуются дизайнеры одежды, идет с 2004 года и продлено как минимум до 18 сезона. Среди его участников были несколько дизайнеров, которые не скрывали ВИЧ-статуса. Первым стал Джек Макенрот из четвертого сезона. Правда, его ВИЧ-аут случился за пределами шоу.

Участник восьмого сезона Мондо Гуэрра рассказал о статусе на съемочной площадке, что стало одним из самых эмоциональных моментов в истории шоу. В десятом эпизоде участникам дали задание создать принт, вдохновленный событиями собственной жизни, и включить его в предмет одежды. Главными элементами принта Мондо стали знаки плюс.

«Символизм в дизайне этих брюк – плюсы – это позитивный знак. Десять лет я живу с ВИЧ», – сказал Мондо. После того, как судьи поблагодарили его за откровенность, дизайнер сказал, что чувствует себя свободным.

Мондо Гуэрра дошел до финала сезона, но уступил победу другому дизайнеру, а через несколько лет принял участие в спин-оффе шоу «Проект Подиум: Все Звезды» и победил. Сейчас он известен не только как дизайнер одежды, но и как ВИЧ-активист.

«Голос», США, 2012 год

Пример Мондо Гуэрры вдохновил на ВИЧ-аут участника американской версии шоу «Голос» – Джамара Роджерса из Бронкса.

«Шесть лет назад я перестал употреблять метамфетамин, какое-то время я был бездомным. Шесть лет назад я также узнал, что у меня ВИЧ – я получил вирус, будучи наркозависимым. В то время у меня не было никакой надежды, я думал, что никогда не выберусь из той ямы, в которую попал. Но вот я здесь», — так начинался видеопрофайл 29-летнего Роджерса, который демонстрировался перед слепыми прослушиваниями. Он попал в команду Си Ло Грина и дошел до полуфинала.

За несколько лет до «Голоса» Роджерс был среди участников другого популярного шоу талантов, «Американский идол». Тогда он не решился рассказать свою историю до конца: «Я рассказал о наркозависимости, но был не в том положении, чтобы говорить о ВИЧ. Я был до смерти напуган», – вспоминал Роджерс. По его словам, принять свой статус ему помогли консультации, а также волонтерство в организациях, которые помогают людям с ВИЧ.

RuPaul’s Drag Race, сезон 1, 2009 год, и сезон 6, 2014 год

Шоу по формату похоже на «Топ-модель по-американски», но вместо участниц-моделей – мужчины, выступающие в женских образах (в англоязычной среде их называют дрэг-квинз и, как правило, применяют к ним местоимение «она»). Главный судья – актер, певец и дрэг-квин Ру Пол. Для победы нужно не только уметь наносить макияж, ходить на каблуках, выбирать парики и мастерить наряды, но демонстрировать множество других талантов: петь, танцевать, выступать в жанре стэнд-ап и так далее.

Это одно из самых популярных развлекательных реалити-шоу на американском телевидении, но сотни тысяч зрителей смотрят его не только лишь ради увеселения. Все участники – гомосексуалы и трансгендеры – это повышает градус социальной значимости шоу. В каждом из сезонов они делятся историями преодоления, многие из которых связаны с каминг-аутом и буллингом. В шоу поднимается и тема ВИЧ.

В первом сезоне участникам нужно было создать рекламный ролик для линии косметики, доход от продажи которой идет на исследование ВИЧ. В этом испытании победила дрэг-квин Онджайна. Пока другие дрэг-квинз поучительным тоном рассказывали о важности борьбы с ВИЧ, она записала бодрый ролик, в котором призвала радоваться жизни. Когда ее назвали победительницей испытания, она расплакалась и рассказала, что уже два года живет с ВИЧ и что ее родители не знают об этом. «Вы должны воспевать жизнь и не сдаваться! Я не сдаюсь», – сказала она.

В шестом сезоне шоу свой статус раскрыла дрэг-квин Тринити К. Бонэ. Она рассказала об этом за кулисами, после очередного этапа шоу, но диагноз стал лишь частью истории Тринити, а не поводом относиться к ней по-особенному.

ВИЧ-аут укладывается в общую концепцию шоу о принятии себя и других и о красоте во всех ее проявлениях: «Если ты не можешь любить себя, как, чёрт возьми, ты собираешься полюбить кого-то другого?» – говорит Ру Пол в конце каждого выпуска.

«Супермодель по-украински», 3 сезон, 2016 год

Хороший пример репрезентации темы ВИЧ в постсоветском телепространстве – третий сезон «Супермодели по-украински» на «Новом канале». Шоу можно критиковать за сексизм, фэтшейминг и репродуктивный прессинг. Но это не отменяет значимости серии, посвященной борьбе с предрассудками о ВИЧ.

В этом эпизоде моделей привезли в торговый центр, где они познакомились с  группой людей, которых, казалось бы, ничего не объединяет: 15-летняя девушка, 44-летний мужчина, девятилетний мальчик и другие. За совместным поеданием пиццы новые знакомые моделей рассказали, что все они ВИЧ-позитивны. Девушкам предстояло принять участие в дефиле, которое проводилось при поддержке фонда “АНТИСПИД”, и разрушить мифы о ВИЧ. На подиуме модели и ВИЧ-позитивные участники показа менялись одеждой, пили из одного стакана, откусывали от одного яблока, целовались и совершали другие  действия, при которых ВИЧ передаться не может.

Впрочем, судьи усомнились в том, что модели были искренними и относились к своим ВИЧ-позитивным партнёрам без страха. Но реакция и суждения девушек – это коллективный портрет общества. В конце концов, участницы сошлись во мнении, что у ВИЧ-положительных людей можно многому поучиться. «Они очень веселые, относятся с улыбкой к своему заболеванию», – сказала одна из моделей.

Свободный выбор или инструмент для повышения рейтингов?

Безусловно, истории ВИЧ-позитивных участников – это драматический элемент, который продюсеры шоу могут использовать по своему усмотрению. Какие ВИЧ-ауты были прописаны в сценариях шоу, а какие нет, – тема для спекуляций. ВИЧ-позитивные участники шоу понимают, что, если продюсерам известно об их статусе, рано или поздно сценаристы могут создать условия для его раскрытия. В этой связи небезосновательны заявленияо «коммодификации ВИЧ»: новость о заболевании участника повышает драматизм шоу, а это, в свою очередь, влияет на рейтинги и на продажи рекламы.

«Не важно, как это спродюсировано, все равно это победа. Когда это или другое шоу борется со стигмой, ВИЧ-сообщество выигрывает от этого. Это важный инструмент, который повышает уровень осведомленности общества о ВИЧ», – считает ВИЧ-позитивный участник «Проекта Подиум» Джек Макенрот.

Если Чарли Шин воплотит в жизнь идею реалити-шоу о жизни с ВИЧ, то ему придется отвечать на ожидаемые вопросы о том, что это в большей степени: инструмент просвещения или возможность заработать денег? Искренний жест или продуманный ход? В любом случае шоу, центральное темой которого станет жизнь известного человека с ВИЧ, выведет дискуссию о репрезентации ВИЧ-позитивных людей на новый уровень. А это все-таки плюс.

Сериалы

«Как избежать наказания за убийство» (How to Get Away with Murder), 2014 — настоящее время

Это сериал о группе студентов-юристов под руководством харизматичного адвоката в исполнении Виолы Дэвис. Ядро каждой серии – новое дело, но в сериале множество побочных линий. Одна из них – отношения молодого юриста Коннора с ВИЧ-позитивным айтишником Оливером. Оливер узнает о ВИЧ-статусе в конце первого сезона, но это не мешает Коннору продолжить отношения с ним. «Я не собираюсь бросить тебя из-за этой не такой уж серьезной проблемы», – говорит он. Оливер начинает принимать терапию, а Коннор – доконтактную профилактику (ДКП).

Оливер и Коннор

Это прогрессивный подход к репрезентации ВИЧ-положительного персонажа и пример ненавязчивой демонстрации современных достижений АРВ-терапии, но сериал все равно нашли за что покритиковать: за нравоучительный тон и за то, что из всех персонажей сценаристы «наградили» вирусом иммунодефицита именно гея, как бы подкрепляя стереотип о ВИЧ как о болезни мужчин, практикующих секс с мужчинами. Но нельзя не отметить важное: статус Оливера – это просто деталь его биографии, а не единственное обоснование для существования этого персонажа в шоу.

«В поиске» (Looking), 2014 — 2015

Главные герои сериала – трое друзей-геев, живущих в Сан-Франциско. Во втором сезоне один из протагонистов, Августин, влюбляется в ВИЧ-позитивного парня по имени Эдди, который работает в приюте для бездомных ЛГБТ-подростков. Отношения в этой дискордантной паре складываются непросто: во многом потому, что в какой-то момент Августин поддается иррациональному страху перед диагнозом партнёра. В конце концов паре удается сохранить отношения, а Августин решает начать прием ДКП, «потому что это социально ответственный поступок».

Эдди показывает Августину свои таблетки.

«Один из моих лучших друзей ВИЧ-позитивный, – рассказал Дэниел Франсизи, исполнивший роль Эдди. – Когда шоураннер предложил мне роль, он сказал, что мой персонаж счастлив, ведет здоровый образ жизни, и при этом у него ВИЧ. Я знал, что этот образ поможет многим людям дышать свободнее. Я ухватился за возможность сыграть Эдди. Это не было напряжно или странно. По правде говоря, это честь».

«Лига» (The League), 2009 — 2015

В ситкоме об участниках виртуальной футбольной лиги также подняли тему ВИЧ и СПИДа. В пятом сезоне, который вышел в 2013 году, выясняется, что у персонажа по имени Тед СПИД. Да, именно СПИД, а не ВИЧ, настаивает он. Тед, однако, выглядит совершенно здоровым, демонстрирует ловкость и силу. Его статус становится предметом шуток и зависти! Участники лиги считают, что коктейль из медикаментов – причина успехов Теда, высказывают мысли о том, что его диагноз – это, вообще-то, круто, и даже поднимают тост «за СПИД». При этом персонажи демонстрируют удручающее невежество относительно путей передачи ВИЧ: опасаются пить из стаканов, из которых якобы пил Тед, боятся соприкоснуться с кровью из его пореза.

Тед за несколько секунд до смерти

Сценарный ход был воспринят неоднозначно, но, в целом, благосклонно, несмотря на грубую (возможно, намеренную) ошибку неразличения СПИДа и ВИЧ.

«Мы обыгрываем темы, которые вы не часто встретите в комедии – дискомфорт людей относительно СПИДа и плохое информирование об этом», – оправдывал особенности репрезентации ВИЧ в сериале его создатель Джефф Шэффер. Персонаж Теда умирает в начале шестого сезона, но, вопреки ожиданиям некоторых, не от СПИДа.

«Очевидное» (Transparent), 2014 – настоящее время

В центре сюжета – история разведенного профессора, который накануне 70-летия признается близким, что всю сознательную жизнь ощущал себя женщиной и отныне будет жить в женском образе. Сериал называют революционным по многим причинам, в том числе из-за романтической линии между цисгендерным мужчиной Джошем и трансгендерной женщиной Шей (редкий случай, когда трансгендерного персонажа играет трансгендер).

В третьем сезоне, когда Джош и Шей вот-вот займутся сексом, она признаетсяему, что ВИЧ-позитивна.

«Я абсолютно здорова, моя вирусная нагрузка неопределяема, не о чем беспокоиться», – говорит Шей. Из реакции Джоша становится ясно, что он находится во власти стереотипов о ВИЧ, хотя ему и хочется казаться  просвещенным и непредвзятым. В итоге, роман героев заканчивается, не начавшись.

Шей объясняет Джошу, что у неё неопределяемая вирусная нагрузка, а значит ему не о чем беспокоиться

Несмотря на ряд прогрессивных шагов в репрезентации темы ВИЧ, западное телевидение все же создает картину мира, где вирус иммунодефицита – удел ЛГБТ-людей. Стигма это или отражение действительности – вопрос риторический. Можно сказать, что более прогрессивным в этом смысле был популярнейший сериал 90-х «Скорая помощь», в котором фигурировала женщина, получившая ВИЧ от мужа. Важно, что она была регулярным персонажем, на примере истории которой зрители понимали: ВИЧ может получить каждый, но это не смертный приговор.

Создатели российских телесериалов пока обходят тему ВИЧ стороной. Недавно стало известно о завершении съемок сериала «Все сложно«, но его покажут не на ТВ, а в интернете.

Анна Лалетина

Источник: spid.center